Лысый Монтахью (llemur) wrote,
Лысый Монтахью
llemur

буквы

Землетрясение
(Почти правдивая история)


И тогда случилось землетрясение. Мы встретили это редкое явление природы в кинотеатре.
Как и во всём остальном, в землетрясении виноват оказался я.

- Ты трясешь ногой, и от этого трясется весь ряд - зашипела на меня Аленка, которая в тот момент сидела рядом и наблюдала за картиной по мотивам произведений Френсиса Скотта Фитцджеральда.
Картина, кстати, ей категорически не понравилась.
О чём она ничуть не смущаясь заявила мне, когда мы выходили из кинотеатра.



- Говно какое-то – заявила она, не смущаясь – больше меня на такое говно не зови.
Я многословно пообещал больше так не делать.
Впрочем, живой и непосредственный взгляд моей подруги Аленки уже переключился на плотное скопление народа неподалеку от поликлиники номер один.

Народ стоял плотным полукругом и по какому-то поводу волновался.
Обычно народ, волнуясь, образует полукруг, когда занимается групповым избиением кого-то безвинного. Или, когда пытается такое избиение предотвратить.
Когда начинается пожар, народ тоже образует полукруг, но не очень ровный, потому что волнуется, что на голову могут упасть горящие предметы.

- Что там, пожар? – спросила Аленка, схватив за рукав старушку, глазевшую на нечто, скрытое от нас волнующимся полукругом- Бьют кого-то безвинного?
- Бомба – ответила старушка, с трудом вырываясь из Алёнкиных цепких пальцев.
- Ух ты – сказала Аленка.

Внезапно приехала милиция и сказала, что смотреть здесь не на что.
После этого народу существенно прибавилось. Любому ежу понятно, что, если милиция говорит, что смотреть не здесь на что, то зрелище, скорее всего, здесь просто великолепное.
Аленка подбежала к сержанту и попыталась схватить его за рукав, но тот ловко поднырнул под захват и объяснил ей, что проводятся учения.
- Учения проводятся – сказал скрюченный сержант, но по его глазам было видно, что никаких учений не проводится.
Это было понятно и мне и полукруглой толпе, которая принялась напирать на милицию и сержанта.

- Мы, сейчас же, немедленно желаем знать, что произошло там, куда вы нас не пускаете. – кричала толпа, напирая – Раньше нам это было не очень-то интересно, но теперь это вопрос жизни и смерти!
- Не напирайте, пожалуйста – просила толпу милиция, но толпа, не слушаясь напирала всё больше и больше.
Тут я почувствовал, что тоже напираю. Не то, чтобы я очень хотел напирать, но как-то незаметно я сам стал частью толпы и мои скромные желания уже не имели значения.
Толпа желала напирать, а я, как часть её был вынужден заниматься тем же самым.
А если ты делаешь что-то, то, как говорится, делай это хорошо.
И я принялся старательно напирать. Я вложил в это занятие душу. Я уперся ногами в землю, чтобы напирать было удобнее и сделал зверское лицо.
Я напирал и напирал и неизвестно, чем бы всё в конце концов закончилось, если бы не вмешалась Аленка.
Она не поддалась обаянию полукруглой напирающей толпы, а потому сохранила независимость и ловкие пальцы.
Аленка ловко схватила меня ими за рукав и, вытащив из толпы, сказала, что всё интересное в любом случае уже произошло, а об остальном нам расскажет дома телевизор.

Дома телевизор рассказал нам о том, что случилось землетрясение и от этого пострадал какой-то больной. Вроде бы упал с кровати.
- Видишь, я не тряс ногой – сказал я победно прищурившись.
- Ой, да какая теперь разница – сказала Алёнка. Её непосредственный и живой взгляд опять на что-то переключился.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments