Лысый Монтахью (llemur) wrote,
Лысый Монтахью
llemur

буквы

Однажды ко мне домой ворвались сантехники. Сапожищами выбили они дверь в ванную, выкорчевали оттуда трубы, разбили молотками кафель, натоптали, а после расколотили в клочья мой старенький унитаз.

- Что вы наделали, сантехники? –слабо бормотал я, бегая вокруг этих бессердечных извергов и хватая их пальцами за подошвы – что вы сделали с моим унитазом? Да, он был стар, но ведь еще и крепок, такими крепкими бывают старые солдаты, он служил мне верой и правдой, у него была своя история, были свои взлеты и падения, свои за и против, свои гуньки и пилюлькины.
Как вам вот такая вам история, сантехники: кидал во чрево оное Петр бутылки из-под пива, и разбивались они и забивался он, и поднимались воды сточные и топили соседей снизу. И приходили соседи и просили за испорченный ремонт пятьдесят тыщ и приходил к ним Овик и ремонтировал весь ремонт за трешку.

Сантехники не отвечали. Они, всюду топча, меняли металлические трубы на пластиковые. Напоследок, сантехники поинтересовались, продаю ли я велосипед, после чего ушли насовсем.



На следующий день я купил новый унитаз. Оглушенный потерей старого, новый покупал я вяло и рассеяно, стараясь выбрать подешевле. Ведь, какая теперь разница?
Я затащил коробку на свой этаж, занес в ванную и там распаковал.

И тут словно солнце внезапно выглянуло из-за туч. Словно белая фаянсовая звезда снизошла с небес, дабы своим светом озарить нас, убогих жителей Земли. Я зажмурился. Новый унитаз был дьявольски красив. Он выглядел, как произведение искусства. Его будто изваял сам Церетели, или какой-нибудь ещё такой же прекрасный скульптор.
Блестящие хромированные части его пускали затейливых солнечных зайчиков прямо на кафельную плитку.
Ко всему прочему, у него было две кнопки слива – большая и маленькая. Вместе они гармонично объединялись в одну большую и блестящую кнопку слива.

- Генералиссимус! – прошептал я в восхищении.

Мне захотелось, чтобы о новом унитазе узнал весь мир. А лучший способ рассказать о чём-то всему миру, как известно, пост в социальной сети.
Я почти занес указательный палец над буквой «я», с которой началось бы длинное предложение, усеянное эпитетами, восхвалениями, безудержными сравнениями и восходящими метафорами.

Но тут понял, что хвастаться унитазами в обществе не принято.
В обществе принято хвастаться всякой ерундой– пойманными покемонами, зубочистками с лошадиными головами, новыми айфонами, удачно проведенными выходными, рельефными торсами, но унитазы у них, видите ли не в почете.


Впрочем, на свете есть настоящие друзья, те, что во всём поддержат, поймут и протянут руку помощи и ухо понимания.
Именно таким другом я всегда считал известного писателя Али Можайского, которому и позвонил.
- Что делаешь, Али? – спросил я.
- Я сегодня не могу, - невпопад ответил Али, - у меня книга. Давай ближе к выходным созвонимся…
- Али, я купил унитаз – сказал я. Голос мой зазвенел. - Он белый и благородный, его будто изваял Церетели, на него больно смотреть, он сияет, а хромированные части его бликуют прямо на несвежую плитку. Моя знаменитая ванна пожухла в свете его совершенства. Генералиссимус!
Здесь я замолчал, пораженный собственной вдохновенной речью.
Можайский тоже некоторое время молчал. Было слышно, как он сопит.

Потом он сказал: - Ай, бля, Макаров.
И повесил трубку.

Ничего человечество не добьется, пока не научится относиться к своей сантехнике с должным уважением.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments