Category: здоровье

(no subject)

Недавно я и мой товарищ Петя ходили смотреть на Графомана.

Его, как известно, возит по стране Дмитрий Сергеевич Албанский – знатный коллекционер, тонкий знаток и ценитель редких существ. Однажды он и его звери посетили и нашу глушь, и мы с Петей, давно мечтавшие о возможности посмотреть на эту диковинку, тотчас же тронулись и в путь.

Графоман оказался существом небольшим, нервным и подвижным. Он бегал по клетке и плевался буквами кириллицы. Когда он не плевался буквами из кириллицы, он кричал. Иногда, случалось, что и кричал и выплевывал буквы одновременно.

- Не могу!!! – кричал Графоман, выплевывая буквы, - графа манит, страшное дело, пустите к перу!!!

И опять бегал по клетке страшно дребежжа плавниками.

- Гляди, гляди, - закричал Петя и грязно выругался, - он только что ять выплюнул. Экий он затейник!
- Ибо, дабы – сказал я, - токмо. Тьфу! Надо подальше от клетки стоять, однако же.
- Наднесь, - сказал Петя и, грязно выругавшись, отскочил.

Тут к нам подошел сторож с помойным ведром полном пластмассовых буковок.

- Вы ему, главное, не вздумайте перья кидать в клетку, - предупредил сторож. – хлеб, колбасу, коньяк, все что хотите кидайте, а перья – не вздумайте.
- А что будет, если ему перья кинуть – спросил я. – он их съест что ли?
- Каво съест, - возмутился сторож, – он их себе в подмышку воткнет. А как воткнет -  будет плеваться не этими пластмассками (он показал на ведро) а здоровыми чугунными буквищами! Вот смотрите.
Сторож высоко задрал телогрейку и мы увидели на его плече безобразный шрам в виде буквы ж.

- Послушайте, любезный, - сказал Петя, – а не подскажите ли вы, как нам найти господина Албанского? Мы с приятелем почтим за честь почтить его почитаемых… (тут Петя грязно выругался) где он, короче?!
- Пойдемте, баре, - ответил сторож, - доведу…

- Спасибо вам, Дмитрий Сергеевич. – сказал Петя, пожимая Албанскому руку. – день прошел не зря. Мы с Александром узнали много нового и интересного.
- Скажите, - спросил я, - а этот Графоман, он один такой? Или есть еще другие?
- Ну, - важно ответил Албанский – в мире насчитывается еще порядка пяти – шести особей этого вида. Но, стоит отметить, этот Графоман тех графоманов пографоманистей будет. Я бы сказал даже, что этот Графоман тех графоманов заграфоманит, переграфоманит и выграфоманит! Я бы даже…
Тут Албанский осекся и, покраснев, выкашлял прямо на письменный стол небольшую сиреневую букву ы.